КС разъяснил, когда присвоение найденных вещей не считается кражей

КС разъяснил, когда присвоение найденных вещей не считается кражей

17 Января 2023
КС разъяснил, когда присвоение найденных вещей не считается кражей
Конституционный суд (КС) России разъяснил, когда присвоение найденных чужих вещей не считается кражей.

Дело о проверке конституционности статьи 227 Гражданского кодекса, а также части первой и пункта первого примечаний к статье 158 Уголовного кодекса было рассмотрено после жалоб Альбины Галимьяновой из Башкирии и Виктора Пузрякова из Ульяновской области.

Оба заявителя нашли чужие мобильные телефоны и забрали себе, не попытавшись вернуть законным владельцам. В итоге суды признали россиян виновными в краже, так как присвоение чужих потерянных вещей "связано с признаком нечестности", сказано в релизе КС.

Как указал Конституционный суд, для разграничения находки и хищения в оспариваемой статье ГК закреплены основания приобретения прав собственности не только на имущество, у которого есть владелец, но и на имущество, собственник которого неизвестен.

Если человек, который обнаружил чужую вещь, не оповестил о находке, не стал искать собственника и возвращать ему найденное имущество — это само по себе не преступление, но свидетельствует о гражданско-правовом нарушении, отметил КС России.

Если же обладатель чужого имущества не пытается его вернуть и специально прячет находку, то в его действиях усматривается умысел на хищение.

"Так внешне правомерная находка может перерасти в преступление и повлечь ответственность", — также говорится в релизе.

Так как УК относит к признакам хищения как изъятие, так и противоправное обращение чужого имущества, то необходима оценка не только факта завладения найденным имуществом, но и последующего его обращения в свою пользу. Такое поведение приобретает общественно опасный характер, "образует единое сложное деяние, которое указывает на неосновательное обогащение за счет чужой вещи и расценивается как кража".

"Таким образом, оспариваемые нормы отвечают принципам справедливости, равенства и правовой определенности. Они позволяют отграничить правомерное поведение от уголовно-противоправного и не противоречат Конституции России", — уточняется в пресс-релизе.

Это конституционное истолкование не исключает право законодателя конкретизировать составы преступлений, предметом посягательств которых выступают потерянные вещи, а также установить ответственность за невыполнение требований статьи 227 ГК, резюмировали в КС.

TOP

ads 1
ads2
ads 3