Суббота, 2 Января 2016

Тарантино рассказал об "Омерзительной восьмерке"

Оцените материал
(1 Голосовать)

"Омерзительная восьмерка", безусловно, стала одним из лучших фильмов Квентина Тарантино. Беспрецедентная пиар-компания, организованная перед выходом второго вестерна мастера, оправдалась на все сто процентов - картина, вне всяких сомнений, оказалась достойна всего внимания, которое ей уделялось в СМИ. В последний день минувшего года режиссер дал большое интервью, посвященное своему новому шедевру, где рассказал много интересного и подтвердил свой статус выдающегося спикера. "Квентин Тарантино в качестве интервьюируемого крут, как Квентин Тарантино", - уже отреагировали остроумные читатели.

На вопрос журналиста Entertainment Weekly о том, в чем он больше всего рисковал при съемках картины, Тарантино заявил, что наиболее проблемными предсказуемо стали съемки на суровом морозе. Причем с подобными неприятностями ему уже доводилось сталкиваться во время съемок "Джанго освобожденного", когда не только аппаратура работала с трудом, но "даже оружие не стреляло - и это в тот момент, когда снимали эпизод, где главный герой резко выхватывал пистолет из кобуры!" При работе над "Восьмеркой" все удалось предусмотреть: ни разу проблем с камерой не возникало. Но работать в условиях холодной зимы все равно было, конечно, непросто. К тому же она постоянно менялась, что все время вносило коррективы в рабочий распорядок.

Что касается оригинального семидесятимиллиметрового формата, в котором снят новый фильм Тарантино, здесь не было никаких передряг, и в этом съемочная группа была изначально уверена. "Мы предварительно тестировали систему и все такое. Так что мы точно знали, что она будет работать", - сказал режиссер.

Тарантино признал, что в некотором смысле пошел ва-банк, вновь решив сыграть на теме межрасовых отношений после того, как публика - в том числе многие афроамериканцы - весьма неоднозначно отреагировала на его "Джанго". Он откровенно смакует пикантную тему, провоцирует зрителя, совершенно не желая этого скрывать (при этом, конечно, с негодованием отрицая, что это - его основная цель). Если говорить о социальной критике, ему на нее плевать - по крайней мере, он сам так говорит: "Моя задача - игнорировать это. Ведь такая критика привязана к современности, к 2015 году. А мои фильмы - не пакет с молоком, у которого есть срок годности. Их можно будет смотреть через 20, 30 и, надеюсь, 100 лет. Критики будут приходить и уходить, а кино останется кино". "Я отыграюсь, когда завоюю симпатии их детей и внуков, - уверен режиссер. - Они будут поражены, когда будут стариками, и в День благодарения их внучка им расскажет про цикл лекций о Тарантино в своем колледже - самый интересный из тех, которые она посещает".

Возвращаясь к историческому контексту и к актуальности вопроса отношений представителей разных рас, Тарантино отметил, что "работа с расовой темой в Америке" - это то, что он предлагает кинематографу. "Это - одно из явлений, которое интересует меня в американском обществе, поэтому то, что оно буквально кровоточит в моей работе, небезосновательно. Это то, что я должен предложить жанру вестерна, ведь на самом деле эта тема никогда всерьез в его рамках не поднималась", - говорит режиссер.

Сюжет "Омерзительной восьмерки" развивается спустя 6-10 лет после Гражданской войны, и состояние переживших ее героев, замкнутых в небольшой хибаре в снежной пустыне, превращает картину почти в постапокалипсис, считает Тарантино. "Они на ровном месте обвиняют друг друга в том, что этот апокалипсис случился. Хотя на самом деле апокалипсис - это сама Гражданская война. Но когда я писал 72-ю страницу сценария в своей спальне, я совсем не обязательно об этом думал", - комментирует режиссер собственную мысль о том, что чрезвычайная серьезность некоторых эпизодов стала для него самого неожиданностью.

Тарантино также подчеркнул, что никогда никому не позволит давать экспертные советы в вопросах цензуры. "Я сам - эксперт для своих сценариев. Исключительно, черт побери", - экспрессивно добавил он.

Кинодеятелю пришлось вновь подробно прокомментировать свою ссору с полицейскими, которые оскорбились после его заявлений о стрельбе правоохранителей в безоружных чернокожих граждан. "Мои слова были сильно искажены. Я не говорил, что все копы - убийцы или что каждый такой случай - необоснованное убийство. Мы говорили об очень специфических вещах", - пояснил Тарантино, подчеркнув, что речь шла о том, что такое случается, и что это недопустимо. Угрозы со стороны сотрудников полиции в свой адрес Тарантино воспринимает с юмором: "Они говорят, как плохие парни из боевиков восьмидесятых".

Напрашивающееся сравнение "Омерзительной восьмерки" с первым хитом Тарантино, "Бешеными псами", он прокомментировал осторожно: по его словам, схожесть могла возникнуть ненамеренно. "Я писал ряд из этих персонажей для актеров, которых я называю "Звездами Тарантино". Они умеют обращаться с моим материалом. Они умеют обращаться с моими диалогами. Мои диалоги хорошо звучат в их исполнении. Они чувствуют ритм, а также - и это, возможно, самое важное - они понимают шутки", - признался Тарантино в любви к своим постоянным артистам, коих в "Омерзительной восьмерке" действительно немало (Сэмюэл Джексон, Тим Рот, Курт Рассел, Майкл Мэдсен). "Это доступно не всем. Не каждый актер рожден для того типа театральности, которая необходима для съемок в моих фильмах", - не без самодовольства заявил режиссер.

Выразив свой восторг по поводу действительно блистательной игры Дженнифер Джейсон Ли в роли отвязной каторжницы, Тарантино высказался насчет слухов о том, что этого персонажа могла сыграть другая Дженнифер - звезда "Голодных игр" Лоуренс. Назвав себя ее фанатом, Тарантино отметил, что при ее занятости в фильме "Джой" и из-за событий вокруг завершения подростковой франшизы это было маловероятно. И вообще своим выбором он крайне доволен. Блестящий саундтрек Эннио Морриконе тоже не может не привлечь внимания, и своего удовлетворения Тарантино не скрывает: "Я ждал от него чего-то очень, очень особенного. Я и это получил".

Журналист также задал режиссеру весьма личный вопрос: хочет ли тот иметь детей. На что Квентин ответил, что в свое время очень этого хотел, но сейчас ему не до этого. "Это не значит, что я не хочу иметь детей, но прямо сейчас, в идеале я хочу иметь десять фильмов - и чтобы меня ничто не отвлекало", - пояснил 52-летний кинодел.

10 - цифра, которую он озвучивал раньше, говоря, что не хочет становиться в будущем "старым режиссером", и на этом продолжает стоять: "Мне осталось снять два фильма". О том, что это будут за фильмы, он пока не распространяется. Во всяком случае, следующим будет не вестерн. Точнее - еще одну работу про Дикий Запад Тарантино все-таки снимет, но это будет сериал, так что в счет десятки он не идет. Возможно, в девятой (или в десятой) своей картине он вернется к теме Второй мировой - в частности, к своей задумке снять боевик о группировке чернокожих солдат в Европе под названием "Ворон-убийца". Сам Тарантино не исключил, что так оно и будет.

Комментарии

comments powered by HyperComments