Вторник, 25 Февраля 2014

Бельгия

Оцените материал
(3 голосов)

Во-первых, не Бельгия, а Королевство Бельгия. Официальное название задает скромной географической единице правильную тональность: цельную, старинную и немножко сказочную. Во-вторых, Бельгий — две. Фландрия и Валлония говорят на разных языках, отличаются друг от друга ландшафтом, историей и образом жизни. Но обе части этой маленькой страны одинаково интересны для путешественника.

Как правило, все феномены чужой жизни мож­но объяснить, поинтересовавшись их историей. Но одна вещь в Бельгии так и останется загадкой: все скоростные автомагистрали Бельгии в тем­ное время суток залиты желтовато-розовым све­том уличных фонарей, наставленных с частотой, приличествующей главной улице города. Нет, по­нять это невозможно. Наверное, и не стоит тра­тить на эти размышления время, которое в Бель­гии можно потратить с гораздо большей пользой и, главное, с удовольствием. Начать можно с Брюсселя. Здесь главное — не расстроиться до того, как обрадоваться и вос­хититься. Строив столицу Бельгии, а ранее княжества Брабант, зодчие создали один из кра­сивейших городов континента; построив сто­лицу в тени невыра­зительных административных высоток, где раз­мещаются бесчисленные учреждения и ведомс­тва объединенной Европы. Брюссель, в принципе, может удивить и даже обескуражить своим вне­шним видом, идущим вразрез с образом солид­ной, состоятельной страны, какой представляет­ся нам Бельгия. В самом центре грязно — мусор на тротуарах и граффити на стенах, арабские им­мигранты численно превосходят местное населе­ние, много пустующих и запущенных домов. Ра­зумеется, это далеко не весь Брюссель, но дорога в интересные и красивые места часто ведет по не­приглядным кварталам и мимо уродливых зда­ний. Не обращать на них внимания не получит­ся, но нужно помнить, что тут же, буквально за следующим углом, откроется вид, который не­медленно заставит их забыть.

belgium001

Что бы вам ни рассказывали путеводители о «сердце Брюсселя», советуя начать экскурсию с Гран-Плас (Grand’Place), на средневековую пло­щадь надо прийти с наступлением темноты. Ве­чернее освещение, отражаясь в парадном позу­менте барокко и готики, погружает ее в золотую дымку. Царственные особы — 137 общим чис­лом — милостиво взирают с искусно украшен­ного фасада ратуши (Hotel de Ville). Окутанная золотым сиянием площадь воспаряет над турис­тической суетой и отменяет линейность времени. А днем сюда можно прийти еще раз, как на свида­ние с чем-то любимым.

В окрестностях Гран-Плас расположены все основные достопримечательности Брюсселя: стрельчатая готика, изысканный модерн, средне­вековые соборы, королевский дворец (смена ка­раула, кстати, в 14:30), гильдии, музеи, пассажи и неизбежный «Писающий мальчик», который наяву оказывается значительно меньше, чем можно было предположить. На улице Marche aux Herbes, идущей параллельно площади, находит­ся менее знаменитый, но тем не менее примеча­тельный фонтан. Из него бьет вода розового цве­та, что само по себе очень необычно, а сидящий на бортике бронзовый господин в сюртуке и с со­бакой у ног безошибочно определяется росси­янами как академик Павлов. На самом же деле это бургомистр Брюсселя Шарль Бюльс, на рубе­же XIX и XX веков снискавший своими трудами по благоустройству города всеобщую любовь.belgium002

На старых жилых улицах Брюсселя дома иног­да выбиваются из ряда, выпячивают свое пу­зо, загораживая куском торцевой стены троту­ар. В  нескольких минутах ходьбы от «мальчика», на улицах Марше-о-Шарбон (Marche-au-Charbon) и дю Бон Секур (du Bon Secours) четыре такие сте­ны искусно расписаны по мотивам классических комиксов. Солидный город на мгновение превра­щается в детскую книжку, открытую на красоч­ной иллюстрации. Комикс возведен в Бельгии в ранг искусства, ему посвящен отдельный музей (Centre beige de la Bande dessinee), который стоит посетить уже из-за здания — одного из луч­ших образцов эксцентричного модерна. Этот му­зей, а точнее Бельгийский центр искусства ко­миксов — хитрый способ предаваться абсолютно детской радости при виде мультяшных героев, ко­торых тут не счесть, оставаясь при этом в респек­табельном культурном контексте.

Респектабельность — ключевое слово при опи­сании брюссельского буржуа. Состоятельным да­мам и господам всех возрастов, попивающим шампанское в уличных кафе в районе антиквар­ных и ювелирных магазинов Саблон (Petit Sablon) и тратящим деньги в шикарных бутиках на Пляс Луиз (Place Louise) и авеню Луиз (Avenue Louise), свойственны чинность, сдержанность и даже не­кая чопорность.belgium003

Район Сен-Жери-Дансэр (Saint-Gery-Dansaert) еще несколько лет назад выглядел так же непри­влекательно, как обшарпанные привокзальные кварталы. Но после реставрации всех улиц, при­легающих к большому крытому рынку, район стал один из самых популярных, прежде всего у людей творческих и молодых. Модные бары, ма­ленькие стильные лавочки и магазины современ­ных брюссельских модельеров — в меру буржуаз­но, но не без вызова.

На границе

Хотя все вывески и названия улиц в Брюсселе написаны на двух языках, большая часть горожан все же говорит на французском. Французский язык, который после выхода Бельгии из состава  Нидерландского королевства был символом неза­висимости, сыграл с Валлонией непредвиденную шутку: всех ее великих сынов неизменно считают сынами Франции. Путешествуя по Бельгии, в го­лове постоянно бдит этакий Эркюль Пуаро, поп­равлявший своих собеседников всякий раз, когда они называли его французом. Бельгийцами были сюрреалист Рене Магрит, бард Жак Брель и мас­тер детектива Жорж Сименон. В городе Льеж, где родился и долгое время жил писатель, на бронзовой доске на стене ратуши увековечены имена по­гибших героев Сопротивления. Один из них — полицейский Арнольд Мегрэ (Maigret), фамилию которого Жорж Сименон позаимствовал, чтобы наделить ею всемирно известного комиссара.belgium011

Вокруг барочного здания ратуши XVIII ве­ка теснятся дома под острыми скатами крыш, построенные столетием раньше. Кафе и рестора­ны выходят в теплое время года под тень плата­нов, посаженных по всему периметру площади (Place du Marche). На площади царит атмосфера почти средиземноморская, но отнюдь не курор­тная. Здесь расслабленно, сдержанно и как ниг­де понятно, что по обедневшему и даже обшар­панному, но не потерявшему своего шарма городу проходит граница между севером и югом.

Улица Montagne de Bueren, в названии которой, видимо, во избежание недоразумений, со­держится слово «гора», состоит из одних ступе­нек. Она ведет на самую высокую точку старого города, который — некогда укрепленный мощной стеной — был на этом месте уже в XIII веке (Les Coteaux de la Citadelle). Открывающийся сверху вид на изрезанный крутыми склонами ландшафт и на утопающие в зелени свидетельства древней европейской истории компенсирует тяготы подъ­ема. Улица-лестница — одна из самых известных достопримечательностей Льежа. И это действи­тельно незабываемое зрелище: 375 ступеней, ухо­дящих прямо в небо, — парадный вход на небеса.belgium013

Но совсем недалеко отсюда есть исполненный романтики вход для посвященных. Он начинает­ся налево от лестницы у пересеченных темными балками домов XVII века, которые принадлежа­ли первому в Европе подворью женского полу­монашеского ордена бегинок. От тупика Им- пасс-дез-Урсулин (Impasse des Ursulines) в парк, выросший на месте старого виноградника, можно попасть через неброские ворота в каменной сте­не, обнаружив за ней узкие ступенчатые переул­ки, поднимающиеся по крутому склону. По «тро­пинкам на холмах» (Senders des coteaux) в старые времена крестьяне ходили к своим виноградни­кам. Старинная башня — единственное, что оста­лось от поместья немецкого рыцарского ордена, — придает этому и без того живописному мар­шруту что-то сказочное, под стать виду на кры­ши старого города, открывающемуся с верши­ны холма. Вниз с почти отвесных склонов ведут винтовые лестницы. Здесь заканчивается тро­па виноделов — прямо у северной стены дворца князей-епископов.

Примерно в получасе езды от Льежа находится старейший в Европе курорт с минеральными ис­точниками, название которого стало нарицатель­ным во многих языках, обозначая любой курорт и санаторно-курортное лечение или отдых, свя­занный с уходом за собой. С XVI века в Спа на от­дых и лечение приезжал весь высший свет Ев­ропы,belgium010 монархи, видные политические деятели и знаменитые писатели. Первое в Европе казино, построенное с благословения льежского еписко­па в 1752 году, старый парк, в котором пожилые дамы выгуливают пуделей с непременным банти­ком, филигранные павильоны вокруг фонтанчи­ков с минеральной водой — оживший миф о бла­гословенной жизни XIX века. Даже просто гуляя по окрестным лесам, мож­но обнаружить десятки источников. Eau Rouge (Красная вода) — небольшой ручеек с высокой концентрацией железа, окрасившего русло в ры­жий цвет, дал название опасному повороту гоноч­ной трассы Спа-Франкошам (Spa-Francorchamps), которую Михаэль Шумахер считает лучшей в ми­ре. Это один из самых знаменитых поворотов в автоспорте и в сочетании со следующим при­знается самой сложной комбинацией «Формулы- 1». Никакая телетрансляция бельгийского этапа Гран-при не передает действительной крутиз­ны этого отрезка и без того сложной трассы. Зна­токи говорят, что в Спа происходит отсев мужей от юношей. Находясь рядом с асфальтовым ска­том, это становится очевидным.

Оплот великолепия

Зеленое низкогорье Арденн переходит в рав­нинную Фландрию плавно, без контрастов, бес­конфликтно, как и принято думать об этой бла­гообразной стране. На фоне мягких холмов все сообщения о противостоянии языковых групп кажутся типичным газетным преувеличени­ем. Что делить этим спокойным буржуазным лю­дям? Ведь и тем и другим есть чем похвастать­ся и чем гордиться. Но буквально в получасе езды от Брюсселя уже первый фламандский город пос­ле границы с Валлонией ставит многое на свои места. Начиная с Антверпена вас не покидает впе­чатление, что на каждый квадратный метр этой земли приходится больше культуры, истории, бо­гатства, чем в иных местах на целые страны.belgium004

Центральная площадь Гроте Маркт (Grote Markt) с ратушей XVI в. (Stadhuis) — отличный пример фламандского Возрождения. Изысканные дома цехов ремесленников и гильдий купцов всем своим видом говорят о том, что заказчики и толк в красоте знали, и не скупились на ее воп­лощение. Даже старая скотобойня (Vleeshuis) от­делана с завидной изобретательностью: красные полосы кирпичной кладки строго и одновремен­но празднично чередуются с белыми полосами песчаника — цех мясников был в начале XVI ве­ка самым богатым в городе и мог позволить по­форсить. Что уж тогда говорить о кафедральном соборе Богоматери (Onze Lieve Vrouwkathedraal): светлую северную готику самой большой церкви в Бельгии дополняют четыре картины Рубенса. Алтарный образ «Снятие с креста» был выполнен по заказу гильдии аркебузиров и по праву счита­ется одной из самых величественных работ вели­кого мастера. Да и сам Питер Пауль Рубенс до са­мой смерти жил безбедно и счастливо в доме, построенном согласно пожеланиям и эскизам ху­дожника по образцу итальянских палаццо.

Жизнь городу дала река Шельда. На ее бере­гу, на месте огороженного земляным валом ук­рытия в 1200 году была возведена мощная кре­пость под названием «Камень» (Steen), в которой сейчас размещается Национальный музей море­плавания, служившая резиденцией бургграфа. Своим богатством Антверпен тоже обязан реке. Широкое устье Шельды пропускает стотысяче- тонные судна на 80 км вглубь суши.belgium005

Громадный порт, третий по размеру в Европе и первый в ми­ре по штучному грузу, обслуживает ежегодно 16 ООО судов, загружая и разгружая 130 милли­онов тонн разных товаров. С доками реку соеди­няет самой большой шлюз в мире (Berendrecht), через который маленькие буксиры тянут гига­нтские танкеры и баржи размером в дом. Осмат ривать порт лучше всего с воды, экскурсия длится два с половиной часа, прогулочный катер отча­ливает, как смена караула у королевского дворца в Брюсселе, в 14:30, с мая по август — ежедневно, с сентября по октябрь — по субботам и воскре­сеньям (Kaai 14, Londenbrug, €11,50). Быть в Ант­верпене и не побывать в порту — это лишить себя не только грандиозного зрелища, но и ощуще­ния масштабности процессов, преумножающих богатство.

Заглянуть за кулисы обработки и торговли алмазами можно только опосредованно, посе­тив Алмазный музей (Diamantmuseum Provincie Antwerpen), где можно все узнать о добыче и об­работке алмазов, поглазеть на украшения и по­наблюдать за шлифовщиком, работающим там в своей стеклянной мастерской. Остальное происходит за семью замками и суровыми лица­ми охранников. Если бы не десятки обитых золо­той жестью ювелирных магазинов под эстакадой Центрального вокзала и многочисленные «юве­лирные» вывески на стенах домов, то улица Пе­ликана (Pelikanstraat) мало чемbelgium012 отличалась бы от унылых привокзальных кварталов в других го­родах. А на самом деле этот небольшой район представляет собой мировой центр алмазов № 1, где происходит 85% всемирной торговли алма­зами, равно как и искусная обработка большой их части в сверкающие бриллианты. Собира­ясь совершить легкомысленную покупку, нуж­но учесть, что большинство магазинов работа­ют в воскресенье, а в субботу будут, наоборот, закрыты. Прилегающий к вокзалу район явля­ется одновременно Еврейским кварталом, насе­ленным, в основном, потомками изгнанных в XVI и XVII веках из Испании и Португалии сефардов. Здесь живут большей частью ортодоксальные ев­реи, так что синагоги, кошерные рестораны и ма­газины так же неотделимы от привокзальных улиц, как ювелирные лавки.

Волшебный мост

belgium009

Невероятно, но факт: сегодня в Брюгге жи­вет столько же человек, сколько пятьсот лет на­зад. Примерно в 1500 году по воле высших сил, даровавших Брюгге рост и процветание в начале ХII века, время замедлило свое течение, плавно укачав город в бесконечный, мирный сон. Сред­невековый ансамбль сохранился почти без из­менений — старый центр, пересеченный во всех направлениях каналами и булыжными мосто­выми, площади, соборы, дворцы, купеческие до­ма и ветряные мельницы, — его уникальность послужила причиной того, что он целиком был включен в список всемирного наследия ЮНЕСКО. С вершины дозорной башни (Belfort), с середины ХIII века возвышающейся над Суконными рядами (Lakenhal), открывается неправдоподобная пано­рама города, каждый уголок которого мог бы слу­жить сценой для сказочной истории.

Живая декорация добавляет городу очарова­ние и ощущение некой нереальности происходя­щего. В теплое время года женщины в белоснеж­ных чепчиках устраиваются прямо на улицах и плетут, быстро перебирая бесчисленными ме­ленькими коклюшками, сложные узоры знамени­тых на весь мир кружев. А по каналам и другим водоемам города плавают лебеди, белоснежные и по-настоящему большие. В Брюгге они почему- то крупнее, чем в других местах, хотя не исклю­чено, что просто так кажется на фоне «куколь­ных» домиков.

Свернув с основных «достопримечательных» маршрутов на боковые улицы, легко попасть в идиллические уголки, где суетливых туристов уже почти нет. Но если не полениться встать по­раньше и начать прогулку на самом рассвете, то вы попадете в тот самый завороженный Брюг­ге — город, так и не очнувшийся от своего вол­шебного сна.

В ясный солнечный день с дозорной башни Брюгге видна серебристая полоса Северного мо­ря. На бельгийском побережье — 67 км между Голландией и Францией — два портовых горо­да, природный заповедник вокруг обмелевше­го 500 лет назад устья реки Цвин и целая чере­да морских курортов, построенных параллельно широким песчаным пляжам. Между ними вдоль всего побережья неторопливо ходит самый обык­новенный трамвай, останавливаясь и в феше­небельных, элегантных курортных городках, и в местах попроще, и в деловитых портах. И это, может быть, самое неожиданное и милое, что есть в Бельгии: ведь, согласитесь, трамвай с ви­дом на море — это очень трогательно.

БЕЛЬГИИСКИЕ КАНИКУЛЫ

belgium008

Направиться к главной достопримечательности Брюсселя — к фонтану Menneken Pis и сфотографировать японцев, фотографирующих «Писаю­щего мальчика».

Попробовать пралине в брюссельской кондитерской «Нойхаус» (Confiserie Neunaus). расположенной в старинном торговом пассаже Galeries Royales Saint-Hubert — в 1912 году ее тут и придумали.

Купить безделушку на блошином рынке в Льеже, одном из самых больших и живописных в Бельгии. Каждое воскресенье их в неисчислимом количестве продают на набережной реки Маас.

Выпить стакан минеральной воды в роскошном павильоне Pouhon Pierre-le-Grand в центре спа, названном в честь Петра I, изволившего вылечить местной водой желудок.

Если не купить, то хотя бы померить или просто посмотреть на вещи антверпенских модельеров, например Дриса ван Нотена (Dries van Noten, Nationalestraat 16).

Съесть кусок черничного пирога или творожной запеканки в булочной Kleinblatt — старейшей кошерной булочной в Европе, основанной в 1903 году посреди Еврейского квартала в Антверпене (Provinciestraat 206).

Пройти сквозь павильон на центральной площади Брюгге, сделанный из сверкающих алюминиевых сот по проекту архитектора Тойо Ито, и понять, что не все современное плохо.

Комментарии

comments powered by HyperComments